Что значит поговорка; дарёному коню в зубы не смотрят

Одним из возрастных признаков лошади является износ зубов. Чем старее лошадь,тем хуже ее зубы. При выборе и покупке коня обязательно смотрели ротовую полость и состояние зубов. Молодой конь ценился дороже.А вот когда лошадь доставалась бесплатно,то были рады и молодому коню,и старой кляче-лишь бы была работоспособна. И оценивать подарок считалось неприличным, то есть смотреть дареному коню зубы. В повседневной жизни выражение стали использовать приобретая или получая ненужный подарок.Раз подарили,нечего оценивать и прицениваться, быть недовольным. Говорят так же о каком-то бесплатном приобретении не очень высокого качества. Бывает,что люди рады получая устаревшую ,но исправную технику. Тут подходит поговорка,что дареному коню в зубы не смотрят. Пришло не за деньги,лишь бы работало.

Фраза " дареному коню в зубы не смотрят" означает, что к подарку претензии не предъявляют.

Например: Мама, мне подарили не такую куклу, на что мама ответила: " Дареному коню в зубы не смотрят". Надо радоваться подарку и быть благодарным за это.

Основанием такому выражению послужило то, что в далекие времена при покупке лошадей всегда проверяли зубы, чтобы не купить старую лошадь, потому что у старой лошади зубы потерты.

Когда лошадь дарили, то этого не делали.

К вопросу принятия подарков у разных народов существует своё отношение. И если, например, современные жители западного мира (если судить по сообщениям прессы) готовы свои новогодние (как пример) подарки вернуть обратно в магазин (что западный образ мышления и законодательная база вполне воспринимает), то русские ( и иже с ними — те, кто воспринимает русскую культуру) всё это воспринимают по-своему: они считают, что подарок сделан от чистого сердца и критиковать его по принципу "насколько нужен — бесполезен" не имеет, абсолютно, никакого смысла. Поэтому и существует данная поговорка: то, что подарено, критике не подлежит! По аналогии к тому, что при выборе коня покупатель, в первую (возможно, я ошибаюсь) очередь, смотрит на его зубы — именно они говорят, в основном, о здоровье и состоянии животного. А если конь уже куплен (в данном случае — подарен, но перешел в вашу собственность), то оспаривать правомерность произведенной сделки уже не стоит.

Дареному коню в зубы не смотрят

Данный став направлен на переклад порч и проклятий, а также их последствий потенциальному обладателю.

Манназ ­ объект. Тейваз + Уруз + Альгиз ­ поддержка и защита во время переклада. Питает силами и не дает "спектись" раньше времени. Райдо + Наутиз + Отал пер. ­ принудительно отцепляем от себя всю мерзость и отправляем получателю. В Отал пер. заключен описанный негатив (руны можно менять, вписывая по желанию те, которые нужны по ситуации). Турисаз ­ проклятья как словесные, так и колдовские. Райдо пер. ­ порчи на закрытие дорог. Стантинн каун ­ порчи на болезни, на зависимости также. Ансуз пер. ­ порчи на разум, оморочки, привороты и в том же духе. Уруз пер. + Вуньо пер. ­ на неудачи и бессилие, на смерть.

Волчий крюк ­ цепко держит в связке людей, крепко держит канал, также способствует перекиду негатива.

Стангинн исс ­ скрывает весь процесс переклада, а также его источник. Отал (2) ­ то же, что и в первом Отал, только уже не у объекта, а у адресата. Уруз пер. + Тейваз пер. + Альгиз пер. ­ снятие защиты и солабление, чтобы программы укрепились как следует.

Альгиз + Хагал + Райдо пер. ­ соблюдает стабильность и защищенность процесса, если какие­-то помехи появляются, то останавливает их, либо разрушает.

Рекомендации к применению:

1. Перед использованием снять защиты объекта, т.к. в ставе заложена такая программа, но только на проникновение через природную и ставленую средней руки ­ сильные защиты собьют весь процесс. 2. Верхний Манназ наносить на себя, нижний ­ на потенциального обладателя негатива. 3. Активировать любым способом, как и носитель ­ любой. 4. Все прочие чистки с себя снять на момент переклада ­ они могут помешать.

В пору своей юности отправился я с ребятами в поход по горам Северной Осетии. Оставил после себя этот поход море приятных впечатлений. Красота тех мест неописуема, особенно покорила всех Райская Поляна. Хрустальный ручей, грибы, сосны, земляника, черника. А воздух такой, что надышаться невозможно. Про другие чудесные места утомлять не буду, так как рассказ о другом.

Запомнился мне случай один, произошедший во время заброски продуктов в одно из горных селений. Пока ребята остановились на привале я с Максимом, загрузив рюкзаки продуктами, которые мы намеревались забрать на обратном пути, отправились к ближайшему горному селению.

Пройдя километра два, мы оказались у крайнего небольшого дома с ухоженным двором, окруженным невысоким забором. На наш крик «хозяин, хозяин» из дома вышла старушка, но увидев нас, позвала молодого парня, который и подошел к нам. Узнав, что мы хотим оставить в их доме продукты на несколько дней, легко согласился и пригласил в гости. Пока мы разгружали свои рюкзаки и складывали кульки с продовольствием в углу комнаты, бабушка после разговора на осетинском языке с парнем принесла и поставила на стол большой запотевший кувшин и три керамические кружки. Мы в свою очередь достали две банки тушенки. Познакомились уже сидя за столом. Парня звали Тимуром. Мы назвали свои имена и, налив из кувшина кукурузной водки (араки), выпили за гостеприимный дом. Арака была холодной и даже приятной на вкус. Парень объяснил, что она содержит всего 25 градусов и поэтому так легко пьется. Разговорились. Тимур нам сказал, что он, как и его отец, работает шофером, что у них есть свой небольшой участок земли, на котором они выращивают картофель и кукурузу. Имеют также свое подсобное хозяйство: куры, кролики, свиньи и козы. Со всем этим хозяйством управляется его сестра, мама и бабушка. Узнав, что мы туристы, поинтересовался нашим маршрутом и посоветовал нам посетить еще ряд на его взгляд интересных мест.

Так за разговором незаметно летело время и также незаметно мы опустошили два кувшина араки. Напиток оказался не таким уж и безобидным. Первая попытка встать из-за стола оказалась безуспешной. Если голова работала нормально, то ноги абсолютно её не слушались. При очередной моей попытки встать Тимур узрел у меня на поясе чехол с ножом. Поинтересовался, что, мол, за нож, спрятан в кожаном чехле. А нож у меня был действительно заслуживающим внимания. Его мне передал как подарок через своего сослуживца, едущего в отпуск из Германии, мой брат. Это был чудесный охотничий нож, в удобной ручке которого из отполированного дерева находился компас. Я снял чехол вместе с ножом и передал его Тимуру. Он по достоинству его оценил, долго вертел в руке, прищелкивая языком от восторга, делал угрожающие пасы с выпадом руки с ножом, прицеливался как при броске им. С каким-то сожалением после всего этого он мне вернул нож.

Следует сказать, что не только он оценил подарок моего брата по заслугам. Нож нравился всем в нашей группе, особенно старшему группы по походу. Если что-то надо было отрезать, то сразу же обращались ко мне с просьбой одолжить на время нож.

Я согласился с восторженной похвалой Тимура и уже намеревался повесить нож на ремень, как Максим, наклонившись ко мне, горячо зашептал, что, мол, на Кавказе такой обычай, если хозяину что-то понравилось у гостя, то последний должен это понравившееся тут же ему подарить. И никак не иначе. Поэтому как мы можем нарушить такой древний и чудный обычай. Да, нас просто не поймут легкоранимые горцы. Как он на следующий день признался всему коллективу, что эти слова говорил не он, это, мол, арака сделала своё черное дело. Но в тот момент я как-то легко с ним согласился и, весь сияя, протянул нож Тимуру, объявив во всеуслышание, что, следуя древнему обычаю, мы от всего сердца дарим ему полюбившийся нож. Тимур аж замер на месте от восторга. Он тут же нацепил нож на пояс и с гортанным криком на цыпочках в порыве танца прошел вдоль стола. Потом остановился, как-то загадочно посмотрел на нас и заявил, что у его народа существует и такой обычай, если кому-то что-то подарили, то он обязан сделать ответный подарок, который по своей ценности должен в несколько раз превосходить полученный. После своего многообещающего монолога Тимур ушел в соседнюю комнату. У меня даже от этих слов под ложечкой засосало. Это что ж надо мне подарить, чтобы мой подарок переплюнуть? Недолго я гадал, так как Тимур быстро вернулся, неся что-то в руке. Это была фотография размером 9 на 12, на которой он был изображен стоящим, скрестивши ноги, и опершись на холодильник. Показав нам свою фотографию, он перевернул её и на обороте написал: «Моим друзьям!» и расписался. Естественно, фотографию я взял, поблагодарил за такой подарок и пожелал оставаться всю жизнь таким красивым и молодым как на фото.

Дорога обратно нам показалась несколько длинней. Арака быстро выветрилась и ноги уже не конфликтовали с головой. В основном молчали. Придя на привал, я доложил старшему нашей группы, что продукты заброшены и можно идти дальше.

— Хорошо. И у меня к тебе просьба. Занеси, пожалуйста, нашим поварам свой острый нож. Они очень об этом просили и жалели, что ты унес его с собой — сказал он.
— Так, это…я его подарил аборигену — пробормотал я.
— Кому? Какому аборигену? – не понял меня старший.
— Ну, тому, в доме которого продукты оставили.
— Зачем? Он же был нужен в отряде. Впрочем, он твой и ты им вправе распоряжаться. Но всё равно напрасно. Хороший был нож. А, главное, очень полезная вещь в походе.
— Да, так получилось. Хозяину он очень понравился, а Максим сказал, что здесь такой обычай, если понравилось, надо дарить.
— Ну, это вовсе и необязательно. Ладно, подарил, так подарил.
— Кстати, он нам ответный подарок сделал. Смотри.
И я протянул ему фотографию джигита с холодильником. Старший внимательно посмотрел на фотографию, на надпись на обороте, потом как-то странно на меня и, покачав головой, ушел по своим делам.

Прошло много лет. Фотография Тимура хранится у меня в альбоме и, когда я наталкиваюсь на неё, то вспоминаю наш поход, чарующие виды осетинских гор и этот случай.

А также жалею, что не сказал тогда старшему по походу, что дареному коню в зубы не смотрят, . хотя.

Ссылка на основную публикацию